Прогулка по Зелёному острову
... Зелёный остров — то место, где я постоянно бываю. Моя старая лоханка стоит здесь, на лодочной стоянке, а с 7 лет каждое лето я проводил на базе отдыха «Витязь»... Хотя доступность этого места общеизвестна — сел на 2-й троллейбус, вышел на 29 линии и через 10 минут уже слушаешь пение птиц — в последнее время Зелёный остров стал местной достопримечательностью, попав в список загадочных мест России. Но всему таинственному посвящен целый раздел  портала Донские Зори — Terra Incognita, а здесь я ограничусь чистым джамбулизмом — что вижу, о том и пою...

...Спуск вниз по 29-й линии приводит к понтонному мосту, устанавливаемому в середине апреля и разбираемого к ноябрю. В остальное время на остров можно попасть только с помощью лодочной переправы.  Проезд автотранспорта по мосту платный, для легковой машины — 50 рублей. 

Мост — армейского типа, предназначен для бронетехники, и поэтому всё, вплоть до груженых КАМАЗов, выдерживает. На мосту обычно самое интересное — это остановиться и понаблюдать за рыбаками. В период майских праздников с одной стороны моста, вниз по течению, сосредотачиваются любители донных удочек и селёдочники-самодурщики, а другую сторону оккупируют любители половить душманов. Душман, к сведению непосвещенных, это серебрянный карась, который во время разливов конца 70-х в массовом количестве попал в Дон и чуть не втеснил всю остальную рыбу. У него есть одна особенность — икра оплодотворяется молоками любых карповых рыб, и поэтому формы душманов весьма разнообразны и иногда  приводят в изумление. Его ещё тут называют гибридом по этой же причине. Да, кстати, считается, что самцов у этого вида нет, одни самки... Душман — это рыба, к котрой истинный донской рыбак испытывает брезгливость – карась, он и есть карась — не чета даже самому простецкому ласкирю (ласкирём у нас кличут мелкую густеру, подлещиков, сопу и пр. похожих между собой рыбёшек)... 
И временами можно наблюдать зверскую картину, когда рыбак в сердцах шлёпает пойманным килограмовым душманом об землю, матеря его последними словам, и через минуту с причитаниями чуть ли не целует попавшегося 50-граммового ласкирика...

Но я отвлёкся. Пройдя понтонный мост, попадаешь к мемориалу.

Я оставлю обсуждение того, что на самом деле защищали насмерть солдаты 230 заградотряда для другого раздела этого портала, единственно замечу — как плацдарм остров никакой, он простреливается с любой точки правого берега, начиная от Державинского и заканчивая 45 линией... Но остров весь изрыт воронками, и бои здесь были просто яростными...

Возле мемориала дорога, как в сказке, разделяется на три пути: налево (через 30 метров), прямо и направо.. На этой развилке, по выходным, можно увидеть усиленный наряд ГИБДД,  занятый контролем за состоянием автомобилистов, грацующих с острова и на остров. 

...На этот раз я пошёл направо. Там распологаются различные специализированные базы (яхт-клуб Ростсельмаша, водно-спортивные базы мореходки) и лодочная стоянка Вертолётного завода...

Слева вдоль дороги расположены труднопроходимые заросли, справа, на берегу — базы и стоянка. Подлесок (ясень и аморфа) тут завален сухими ветками; основная растительность — огромные тополя и вязы... Глуховатое место...

Правда, метров через 800 базы заканчиваются и начинается пейзаж, очень характерный для донской поймы...

Тут же появляются и выходы на дикий пляж, напротив Ростовского порта...

Состояние пляжа можно охарактеризовать как среднезаср..., простите, среднезагрязнённое; весь мусор валяется в кустах...  Цивилизация, вместе с пластиковыми бутылками для пива — шампанского для пролетариата (с) —почти свела на нет главную беду диких пляжей — возможность распанахать ногу о разбитую бутылку... Правда, всё равно нужно быть крайне осторожным — травмоопасных сюрпризов тут предостаточно...

В этой части появляются тропинки, ведущие влево, в лес. Лес ничем особенным не отличается от островной растительности Нижнего Дона — такая картинка характерна для очень многих островов....

Лес к ухвостью (нижней по течению реки части острова) мельчает, появляются вот такие участки.

Мне очень нравятся оплетенные диким виноградом участки леса, настоящие джунгли с лианами...

Опять выход к берегу. Кстати, растение на переднем плане — это и есть камыш. Всё остальное, что народ привык называть этим словом, это тростник (на этом же фото на среднем плане) и рогоз, с коричневыми качалочками (неоднократно будет присутствовать на фотографиях далее). Рогоз на Дону  ещё называют чаканом.

В лесу здесь на удивление много вот таких полянок...

Остров пересекает высоковольтная линия электропередач. В этом месте она пересекает его с севера на юг, поперёк. Но выйти на другую строну вдоль неё невозможно — сплошные заросли.

На снимке виден тополь с ярко-жёлтой осенней листвой.  Кстати, такая особенность тополей — не редкость, я неоднократно замечал такие ярко-жёлтые деревья и в июне, и сегодня, в конце июля...

Дорога становилась всё уже и уже, превратилась в тропинку, а тропинка — в берег... Тут начинались сплошные заросли рогоза — я дошёл до ухвостья острова. Ну, пора поворачивать обратно...

Выйдя опять к мемориалу, теперь я пошёл прямо. Тополя тут справа дивные... Дорога асфальтовая, но узкая; идти надо правильно, против движения, в случае чего — прыгать в кусты. Всякое бывает тут...

Метрах в трёхста от мемориала асфальт поворачивает налево, к базам отдыха; прямо уходит грунтовка (с участками, выложенными булыжником) к южной части острова... Я там в детстве собирал грибы, валуи там красивые и по-особенному ароматные... Сейчас я этого не посоветую никому — гриб, как аккумулятор впитывает в себя всякую хрень, и даже энциклопедически соответствующий гриб может привести в реанимацию... А этого я бы не пожелал никому...

Справа, в месте этой развилки, находится обширное болото, очень живописное, и абсолютно непроходимое... Высокая трава, рогоз, ежевика и тростник скрывают под собой подлинный бурелом... Здесь был лес, но то ли после разлива он погиб (вода тогда стояла тут несколько лет), то ли от пожара; и теперь везде внизу лежат стволы и ветви деревьев...

... Если свернуть по асфальту влево, то между  дорогой и лесом находится обширный и живописный луг. Когда-то через него проходила тропинка, по которой народ срезал угол, торопясь на базы отдыха. После разливов 1979 и 1981 годов там образовалось обширное болото, котрое в конце концов уменьшилось до очень небольших размеров лужи, заросшей тростником. Помню, во время разлива я дрейфовал на надувном матрасе по огромному озеру, бывшему на месте этого луга. Наши палатки стояли на железнодорожной насыпи, купались мы на асфальтовой дороге (вода через неё перекатывалась с севера на юг, прямо на этот луг), ловили сазанчиков у верхушек затопленных ив и плавали по этому озеру, ограниченному с севера и запада огромными тополями, с юга  — асфальтовым перекатом, а с востока — железнодорожной насыпью... Помню, на второй день мы уже приветствовали проходящие по этой железнодорожной ветке поезда, а они нам отвечали своими гудками...

...У железнодорожной насыпи асфальтовая дорога образует перевал, пройдя который мы видим на северо-востоке такую картину... Опять луг...

Асфальтовая дорога делает змееподобный изгиб и дальше — базы отдыха... Кое-какие сейчас работают (Локомотив, Сельмаш и пр.), но милые моему сердцу «Витязь» и «Ветерок» находятся в удручающем состоянии. и я не хочу этого видеть... А сколько с ними связано...

Напротив входа на бывшую базу отдыха часового завода «Витязь» во время разлива находилось заветное место — мы с друзьями ловили там сазанов, причём в лесу. Потом я как-то очень долго там не бывал и несколько лет назад с удивлением заметил, что местность изменилась до неузнаваемости. До недавних пор я связывал это изменение с почему-то резко замороженной идеей по постройке там Пионерской республики — работы уже шли полным ходом, когда вдруг стройка была свёрнута...

На месте луга появились какие-то небольшие дамбы, разделившие его на несколько участков; бесследно исчез романтичного вида котлован с жёлтой водой, появились новые тополёвые посадки...

... Ходить по лугу было очень трудно — к высокой траве и странно полегшей растительности (строго ориентированно — с северо-запада на юго-восток, что не соответствует нашей розе ветров), примешивалось и запредельное пекло — фотографировать просто не было сил, скорее нужно было добраться до видневшегося на горизонте леса на севере... Рассказ о том, как я шёл, что говорил, в каком виде добрался до леса — интереса не представляет, разве что для психиатров, заинтерсовавшихся тем, что же побудило меня сделать этот переход...

Потом была моя лодочная стоянка, две кружки холодного Летнего чая и галеты с повидлом из армейского пайка, водные процедуры и обратная дорога до троллейбуса №2 мимо официального пляжа, опять по понтонному мосту, подъём на горку и ожидание того, когда же начнуть колыхаться троллейбусные провода... Вот что не изменилось за эти годы — это непредсказуемость интервала движения троллейбусов на этой линии... 

Реклама:
Copyright 2012 Борис Панасюк