Богудония
...Странное название привезла моя дочка из Таганрога... Она с друзьями устроила там небольшую фотосессию на берегу моря. Я с интересом рассматривал фотографии и вдруг обратил внимание на какие-то потрясающие строения на берегу. Там было что-то  похожее и на крепость, и одновременно на сарай, с какими-то странными сваями и укреплениями. Как оказалось, это место называется Богудония...

... Оказывается, когда-то жил в Таганроге некий француз Боудон и владел он рыболовецкой бригадой или как она тогда называлась – я не знаю... Важно то, что непривычное даже интернациональному таганрогскому уху звучание этой фамили было быстро адаптировано местными на более привычное и запоминающиеся – Богудон, а ту часть берега, где стояли строения, принадлежавщие оному французу назвали, соответственно, Богудонией...

Экскурсия в Таганроге... Вот вы идёте по улице Чехова, потирая шишки на голове, полученные во время осмотра музея «Домик Чехова», направляясь к следующим достопримечательностям – скучному дому прообраза чеховского «Человека в футляре» (кстати, прообраз Беликова, Дьяконов, был просто педантичным человеком, весьма порядочным и, что лично меня подкупает, завзятым рыболовом... После смерти Дьяконов завещал всё своё наследство в пользу школы и её учеников... А  доскональное исполнение инструкций и предписаний, конечно же, на Руси всегда считалось признаком ненормальности), затем – к памятнику Гагарину с Королёвым (которые в Таганроге никогда не бывали) под монументальным зданием бывшего ТРТИ, затем – к памятнику Петру Первому, основателю города на мысе Таганий Рог...

Так вот, если вам хватило уже первых двух достопримечательностей и вы желаете острых ощущений, то, пройдя три квартала сверните направо, и через 5-6 минут вы увидите вот такую картину...

 Ещё двадцать метров и вашему взору откроется такой симпатичный вид... Это когда вы смотрите направо...

А вот что будет слева. Узенькая улочка, уходящая вниз... Внимание, если вы с подругой на каблуках, отправьте её продолжать осмотр более безопасных  достопримечательностей, а сами потихоньку двигайтесь дальше.  Через сто метров петляний вы выйдите к тому, что здесь по неведению называют лестницей. Понятно, почему подругу я посоветовал отправить? Ах, да вам нужно срочно к ней? А по мобильничку не хотите с ней связаться? А, вам только лично надо — ну тогда  обратно, и смотрите, старайтесь каждым шагом идти вверх, это здесь правило, по горизонтальным дорожкам не ходите, они все заканчиваются наглухо запертой калиткой!

Лестница, вернее, старый железный сломанный корабельный трап, имеет неожиданные плоскости поворота вокруг собственной оси. К тому же, все ступеньки ориентированы довольно произвольно, и что удивительно, надёжно держатся в этих положениях.  Нужно забыть о приличных позах и просто очень осторожно спускаться, держась за канаты, тросы, землю, ветки, траву – держаться всем, что имеет хватательную способность! Внизу – камни, но не смотрите вниз, смотрите только под ноги и держитесь! И если повезёт, и вы уже стоите на камнях, то слева открывается чудесный вид – это вам компенсация за испытанный стресс!

Здесь можно найти и совсем средиземноморский ракурс...
Этот снимок был сделан год назад, тогда я попал сюда во время мертвого штиля при температуре где-то под 40, и как ни странно, первой поехала крыша у камеры, потом я начал «плавать» и только вылитые на голову полтора литра минералки  и отползание в тень спасло меня от теплового  удара... К этому ещё примешивалась душераздирающая вонь от дохлой рыбы, которой был тогда покрыт берег... Замор от недостатка кислорода на мелководье в жару...

Что это за каменная крепость – не знаю, похоже – новодел, но спросить тут не у кого...

Теперь наш путь лежит влево, на юг. Тут вот такой берег...

Если глянуть вверх, то можно увидеть такую картину. Справа от пресловутой лестницы на склонах замечательно, на всеобщее обозрение,  устроены свалки. «Водопады» из пустых банок-пластиковых бутылок-пакетов-отбросов-бумаги очень аутентично смотрятся на обрывистом берегу... Лэнд-арт проект «Все мы, братцы, свиньи...». Поражают масштабы – я особенно там не вычислениями не занимался, но кажется, что там гниют тонны мусора и ясно, что в реализации проекта приняло участие несколько поколений местных жителей... Я здесь не буду выкладывать гневных публицистических фотографий – это малоэстетично и мерзко, а приведу лишь фотографию самой верхушки обрыва, где радует глаз синева неба... 

Но мы пойдём в другую сторону и вот уже она – Богудония...  Кстати, это только её прибрежная часть... Есть ещё верхняя часть Богудонии — почти плоская, но... Как-то я попал там на улицу, где слева на домах одно название на табличках, а справа – другое. Посредине – канава, в конце канавы – дом. Меня, разумеется, заинтересовала принадлежность дома к той или иной группировке жителей, и каково же было моё удивление, когда на доме я обнаружил... третье название улицы... Почтальону тут памятник поставить надо...  В Ростове, кстати, есть (или была) улица Эстонская, вернее,  две улицы – одна с чётными номерами, другая – с нечётными, но такого, как здесь, я ещё не встречал...

Полное впечатление крепости – окна начинаются на высоте от 5-6 метров над уровнем моря, бетонные стены... Для местных понятно – уровень этой части Таганрогского залива может «гулять» довольно значительно при сильных западных ветрах...

Рассказывают, что фашисты во время Великой Отечественной сюда боялись соваться и что тут действовал особый партизанский отряд из местных...

Вот одна из улочек, ведущая вглубь посёлка. Воронкообразный вход с раздолбанными ступенями вызывает легкую оторопь – кажется, что он ведёт в какие-то катакомбы.

Первые десять метров это ощущение находит своё подтверждение, но потом взгляду открывается почти идеалистическая картинка с цветочками... Там очень интересно бродить, однако, всякий чужак тут, особенно с фотаппаратом, явно персона нон грата... Меня чёрт угораздил попасть туда аккурат после нашей победы над голландцами, и я нарвался на какую-то явно непроспавшуюся образину, котрая начала тянуть свои грязные лапы к камере. Пришлось прикрывать камеру корпусом и уходить разворотом ему за спину. Это оказалось своевременным, так как следом в то место, где я был за долю секунды до этого, направился и внушительного вида грязный волосатый кулак. Правда,  точка возможного приложения импульса в этот момент обдумывала корректность нанесения пендаля в тыловую часть этого спиртодышашего дракона. К счастью, этого не потребовалось — вслед за кулаком, не нашедшим цели, полетел и сам корпус. И это всё грохнулось мордой об камни...  Я оцепенел... Из дворика вышли какие-то «седые строгие мужчины» и, не  обращая на меня внимания, потащили дракона во дворик. Краем глаза я увидел стол, кучу тарелок, телевизор,  какую-то тетушку в домашнем халате, мощёный камнями двор, утопающий в зелени и... всё скрылось за ржавой калиткой ...

 Я начал спускаться обратно, откровено признаюсь – коленки подрагивали, и в узком проходе столкнулся с мужиком, который наблюдал за всем происходящим снизу. Но тот оказался дружелюбен и разговорчив, начал расспрашивать, кто я такой и что тут делаю с фотоаппаратом... Мой рассказ о том, что я собираю информацию об интересных места Донского края, привел меня за стол в маленьком дворике (фотоаппарат я спрятал в сумкку) и я услышал массу интересных рыбацких рассказов... Мой пересказ этих историй был бы лишён неповторимого говора,  изобиловал бы цензурными пропусками и поэтому не приводится...

 Попрощавшись с радушным хозяином. я поспешил на волю, на берег.

Вот эта рыбка, лежащая на берегу и есть донская селёдка.  Правда, есть два вида донской селёдки: буркун и бегунок (точок). Буркун – крупная и очень вкусная сельдь. Бегунок – острое брюшко – более мелок, но более многочисленен и более... тощ. Однако, в свежежаренном виде равных ему нет, это деликатес из деликатесов... Как-то мы с друзьями под Семикаракорами устроили конвейер: мы с другом смыкали селедку на самодур (леска с резинкой, прикреплённой к массивному камню, а на леске – крючки с надетыми на цевье белыми и красными кембриками) и выбрасывали пойманную селедку наверх, на обрыв; там группа готовки собирала трофеи, чистила, жарила, а третья группа — с хрустом уплетала... Скорость первых двух операций была значительно меньше скорости поедания, и поэтому вскоре возникла революционная ситуация — низы больше не хотели (ловить), а верхи — больше уже не могли (есть)...  Кстати,  характерные движения рукой, постоянно дёргающей подпружиненную леску при этом способе ловли селёдки, привёли к появлению меткого местного названия любителей такого лова – «драчмейстеры»...

Народ умудряется купаться на этом пляже, несмотря на зловещие запрещающие знаки с якорями, находящиеся почему-то сверху, на подходе к Богудонии... Если вы – не местный, то купаться там не советую... Кстати, если пройти полкилометра  по берегу на север, там начинается городской пляж...

 Эх, как здорово выглядит этот посёлок с берега... Форпост вечной битвы человечества за уничтожение рыбы, как класса...

 Казачья фуражка, выброшенная волной на берег... Пока я искал ракурс съёмки, вокруг меня собралась группа местных детей, завороженно наблюдавших за моими приседаниями... Понимая, как выглядят мои па со стороны, я потихоньку ретировался...

 Прощальный взгляд на берег... Даже сараюшка-развалюшка, обитая рубероидом, очень здорово смотрится здесь...

 Валентинка на память о посещении Богудонии...

 Дальше было карабканье по той же лестнице и через 15 минут я уже шёл по улице Чехова...

Реклама:
Copyright 2012 Борис Панасюк