Фотоэкстрим +40
Очередная поездка Фоторостова на пленер назревала давно... Стосковавшись по открытому пространству, творческие души рвались на волю, в донские пампасы... И остановить их в таком состоянии было не под силу ничему, даже жаре... Путь наш лежал в Белую Калитву — один из самых любимых моих уголков Донского края. А цель — научиться не оголтело щёлкать по сторонам, попав в неизвестную доселе красивую обстановку, но научиться осмысленно строить кадр в этих условиях...
Тут необходимо сделать следующее заявление. В данном рассказе будут начисто отсутствовать описания всех замечательных памятников природы, истории и культуры, которые были в программе поездки, зато будет много слов о фотографии, разных фотографических терминов, а также — моих личных суждений. И все фотографии, иллюстрирующие это путешествие (это те фотографии, которые находятся внутри этого рассказа) я не отношу ни коим образом к художественной, творческой фотографии... Это просто мои иллюстрации к рассказу.

И вот мы уже мчимся в машине; вот и поворот на Волгоград, а через полчаса — и Белая Калитва... Немного попетляв по городу, останавливаемся у подвесного мостика через Калитву. Это наш первый пункт — Пигарька или Пигарка.

Собственно, Пигарька — это урочище у подножия Авиловых гор, которое заканчивается недалеко от подвесного моста красивой скалой, уходящей в воду...  Всё сказочно красиво, и мне интересно, кто что снимет. А мне приходится ещё, кроме моих любимых сюжетов, заниматься и фоторепортажем...

Ну, подвесной мостик — благодатный объект... Тросы, светлое дерево настила и относительно тёмная растительность идеально концентрируют взгляд на группе, переходящей мост. Немного мешает серый трансформатор подстанции, но от него уже никуда не деться...

Кстати, все снимки в этом рассказе — без малейшей кадрировки; это полные кадры, в которых из компьютерного вмешательства присутствуют только операции определения точки белого/чёрного и контраста внутри RAW-конвертера. По моему убеждению, это должен делать каждый уважающий своего зрителя фотограф... Поборники «девственного» цифрового кадра, который выкладывают на всеобщее обозрение снимки без вышеназванных коррекций, в моих глазах выглядят просто неучами и не потому, что их можно заподозрить в незнании программ-редакторов, но потому, что они доверяют тупому устройству для замера экспозиции, вмонтированному даже в самую дорогущую цифровую камеру... Эта система почти всегда привирает, и это — не секрет... Ошибка в определении экспозиции, помноженная на природную убогость цифрового кадра — а именно более низкую, по сравнению с плёнкой, фотографическую широту, — приводит к самым разнообразным видам фотографического брака, почти всегда присутствующих на снимках таких «фотографов» — абсолютно белым небесам, жухлым краскам или наоборот — к сплошным чёрным пятнам в тенях и «хорошо зажаренным» цветам... Выход известен — надо наиболее точно замерять экспозицию каждого кадра, используя то, что называется «экспокоррекция», которая, кстати, всегда расположена на всех камерах в режиме постоянной доступности... Ну, а где широты не хватает, на помощь приходят ступенчатые фильтры... Но можно и попытаться подойти творчески к этим всем «дамокловым мечам» фотографов-цифровиков, выкручиваясь посюжетно...

Например, на следующем снимке, чтобы получить проработку всего и вся, пришлось исключить из кадра небо. Попади оно в зону замера,  оно неизбежно бы привело к браку — на системах с сложным и совершенным многозональным замером оно бы было абсолютно белым, а на более простых — в тенях кустов на склоне появились бы сплошные чёрные пятна. Но в кадрах с отражениями в воде есть ещё один нюанс. Нельзя, чтобы в зону экспонометрии попадали протяженные светлые объекты снизу кадра, ведь в процессоре экспонометра этим участкам отводятся довольно высокие веса в формировании общей экспозиции кадра. Выход есть — у нас вокруг много зелени; зелень — великолепный реперный объект — все экспонометры настроены именно на такое количество отраженного света. Теперь предстоит только замерить экспозицию по зелени любым известным фотографу способом и ввести поправки с помощью экспокоррекции... Ну, и не забывать о творческих вещах — я имею в виду композицию и, в конце концов, «литературу» снимка...

Вот такой уголок «Донской Швейцарии» получился...

... Спустившееся с Авиловых гор коровье стадо бодро прошествовало мимо нас, погрузилось в реку и предалось тихим коровьим радостям... Опять же, вот коровы... Ну, можно снять их «в лоб». А можно и попробовать и о коровах сказать, и немного поэтики привнести в эту тему. И всего-то надо взять длиннофокусный объектив (то же, что «уехать» зумом в область самых больших значений), открыть диафрагму побольше, правильно определить экспозицию, точку фокусировки и получится такой вот простенький, но уже с налётом романтики сюжет...  Вся резкость на переднем плане; вся береговая растительность — рогоз, камыш и сусак, — во всей своей зелёной красе... А фоном служит коровье стадо в воде, и степень неконкретности его достаточное, чтобы понять, что это такое, и вместе с тем обратить его в некий элемент фона, цветовые пятна. А композиция в этом случае заставит остановить взгляд на цветах сусака... И вот получается, что какая-та вселенская гармония есть в этом кадре — и коровам явно хорошо, и нежным цветочкам — тоже не плохо...

Одна из коров откололась от коллектива и стала разглядывать прибрежный мусор... Она оказалась в очень хорошей точке пространства — голова её очутилась в месте, куда сходились все профильные линии, образованные объектами пейзажа — линии берега, тополей, скалы... Даже пучок камыша в воде и растения на берегу своими листьями указывали на эту точку. Тут было самое верное — усилить все эти линии применением самого широкого угла (самого маленького фокусного расстояния), неизбежно приблизившись к парнокопытному довольно близко и присев на корточки.  К сожалению, для получения эффектной картинки не хватило естественного контраста — солнце спряталось за облака и коровья холка тонально «прилипла» к прибрежным кустам...

... А тем временем коллектив «Фоторостова» медленно приходил в себя от попадания в неожиданную обстановку и рассредотачивался по окрестностям...

 Выждав некоторое время,  я призвал народ карабкаться по крутому склону к новым точкам съёмки... 

Сверху открывались замечательные виды — на саму Пигарьку, сплошь утопающую в зелени у подножия гор; на Намыв — с его коттеджами и многоэтажками; на дивный участочек у подвесного моста, откуда мы пришли... Каждый снимал своё, осмысленно и вдумчиво, и наблюдать за этим было приятно...

Две вещи меня жутко раздражают в пейзажных снимках — это деление кадра горизонтом пополам и перекосы при съёмке. Этих грубых ошибок нужно всегда избегать... Исключения есть, но почему-то все неучи считают, что вот именно их случай — вот такое исключение... 

Впереди нас ждали ещё несколько вершин, на которые вела довольно узенькая тропинка. В первоначальном замысле в списке был ещё поход к пещерам-выработкам, но я благоразумно отказался от этой затеи — стало припекать, и подъём на очередную вершину дался довольно тяжело...  Наградой был шикарный вид на окрестности и лёгкий ветерок...

... Авиловы горы, на самом деле — относительно невысокие холмы, круто обрывающиеся к Пигарьке, но в своей верхней части представляющие слабо холмистую местность, на которой есть наезженные дороги... Обратно к автобусу мы направились именно так. На пути, на обочине, нам попалось небольшая жердёла с фантастически вкусными созревшими плодами... Который раз для себя отмечаю, как на каменистых склонах вкус ягод и плодов становится насыщеннее...

Постепенно становилось всё жарче и жарче, и вид мальчишек, прыгающих с подвесного моста в Калитву, вызывал откровенную зависть... Мы погрузились в автобус и через пятнадцать минут высыпали на широкий луг, с которого открывался  эффектный вид на Гребенные горы...

Тут потребуется небольшое уточнение, насчёт названия... В Книге Большому Чертежу, в редакции 1627 года, есть фраза «... А против Колитвы, с Крымской стороны, на Донце, Гребенные горы...» Это — историческое название этих гор.  В народе их прозвали Две Сестры, и есть легенда ( и не одна) об этих горах. Кстати, лучшего варианта легенды, чем приведенный читательницей Донских Зорь Ольгой в комментариях к ранее опубликованной статье «Белая Калитва. Две Сестры» я не встречал...

В Белокалитвенском краеведческом музее есть много картин с изображением этих гор, но почти все они содержат именно тот ракурс, который открывается с этого места. Признаюсь, я предполагал здесь совсем краткую остановку — но коллегам, по-видимому, не хотелось возвращаться в нагревшийся автобус...

Но уже просто нестерпимо припекало, и мысль о том, что рядом течёт река не давала покоя... В программе было купание в полукилометре от этого места — рядом с лагерем «Ласточка». Озвучивание этого намерения помогло собрать народ и через пять минут я оторопело смотрел на берег в том месте, где я планировал водные процедуры... Уровень воды был таков, что ни о каких пляжиках, где можно было нормально зайти в воду, мечтать не приходилось... Правда, за высоким забором виднелся насыпной пляж «Ласточки», но попасть туда без предварительной договоренности было нереально — тут всецело была моя вина, я забыл в предпоездочной запарке позвонить...

Не солоно хлебавши, мы отправились обратно, в Калитву... По дороге, по инициативе водителя Саши, мы завернули на то, что встретившиеся местные ребята назвали «пляжем»... Жестоко разочаровавшись, мы поехали вглубь города, на городской пляж...

Да, во всём хороша Белая Калитва, но вот с пляжем тут — проблема... Пятидесятиметровый участок берега, с раздевалками (на которых почему-то висел знак «купаться запрещено») и кафе-шантанами, был битком забит людьми... Тем не менее, терпеть больше мочи не было, и мы дружно полезли в воду...

... Плавая по Донцу уже не первый десяток минут в тщетном желании ощутить озноб, я наткнулся на интересное место, где, по-видимому, на дне били родники... Нырнув, я на минуту попал в воду райской температуры... Сообщив о своей находке коллегам, я начал протискиваться между посторонних флотирующих тел к берегу, выходить на который не хотелось... Повторив процедуру несколько раз, мы занялись обедом в теньке у нашего автобуса...

... Но пора и в дорогу... Мы проехали через город и выехали на трассу вдоль Донца... Постоянно встречающиеся на пути в прибрежных зарослях подходы к воде будили желание, но, стиснув зубы, мы смотрели только вперёд, где за каждым новым поворотом открывались виды на недоеденные многочисленными старыми карьерами скалистые склоны...

Вот и Сарвилинская гора... Мы оставили автобус в тени и полезли на крутой южный склон...

По дороге я встретил несколько удивительных  камней, вернее — включений в них,  но об этом — в следующий раз; главное — вид, открывающийся с вершины.. Здесь Донец делает петлю — за поворотом в глубине балки — хутор Дядин, наш следующий пункт программы... А сама река здесь очень красива... Даже в отсутствие солнца, которое опять неожиданно спряталось за облаками...

Я нашёл для себя несколько сюжетов, мысленно отметив, что это лучшее, что удалось снять за сегодня... Коллеги тоже времени зря не теряли — несмотря на усталость, жару и крутой подъём, было заметно, что им здесь нравится...

На самой вершине, у огромного камня, мне встретились кучи стеклянных пузырьков, содержащих побуревшие остатки каких-то просроченных лекарств... Вспомнились кадры из «Сталкера», когда камера медленно проплывает над залитым водой полом, где на дне лежат все пороки цивилизации — оружие, шприцы...

Огромная каменная глыба, возвышающаяся на вершине горы, звала залезть на себя, но тут я трезво оценил свои возможности и степень усталости, чтобы не омрачить поездку какой-нибудь травмой... Надо сказать, что температура, несмотря на отсутствие солнца, была уже явно около сорока градусов — по крайней мере, на этих каменных склонах...

... Я заметил красное пятно на ближайшем пригорке и отправился туда... Здесь господствовала эфедра... Это ядовитое растение, однако, ягоды съедобны и приятны на вкус. Ягоды — на самом деле не ягоды; их называют правильно шишкоягодой, их обожают птицы (не спрашивайте, как я это заметил). Оно относится к голосеменным растениям — как сосна, елка, кипарис и можжевельник. Не буду рассказывать, что в медицине это растение применяется уже пять тысяч лет, почему называется «кузьмичёвой травой» и что от лекарства для похудания на его основе в Штатах помёрло, как предполагают, две сотни человек, что привело к полному запрещению подобных препаратов...

... И опять мы залазим в душный автобус, чтобы через десять минут остановиться и замереть в восхищении от открывшегося вида...

Окружающий пейзаж очень красив — ритмические узоры балки, полуразрушенный Свято-Троицкий храм, типично хуторское беспорядочное расположние строений, длинная скала с востока — всё это заставляет нас надолго остановится на пригорке...

И вот мы у храма... Я честно признаюсь — я давно не видел так много интересного и своеобразного, как здесь...

Мы разбредаемся по окрестностям... Меня поражает изобилие всяческих колючек вокруг; они окаймляют дороги и образуют целые рощи, скрывая в своих зарослях руины домов... Какое-то ощущение, созвучное одиночеству в толпе...

Чтобы отвлечься от печальных мыслей, начинаю «охотиться» за коллегами. Правда, подобраться бесшумно не всегда удаётся — тут я сам попался в перекрестье видоискателя «жертвы»...

В циклопических зарослях лебеды, полыни и татарника пасутся симпатичные телята, очень смущающиеся объектива камеры...

Почёсывание за ухом, поглаживание лобика и отгон мух от глаз расположили ко мне одного из телят, который согласился на портретную съёмку... Правда, в следующий момент линза моего объектива была облизана шершавым языком (немного спасла бленда) и я выбыл из строя...

Опять из-за туч выползло солнце и устроило вообще какое-то пекло... Ближайший колодец был закрыт на замок, но мы быстро раздобыли ключ у женщины, дежурившей в храме и начали плескаться на пригорочке... Вода была по вкусу не очень, по словам женщины — «земляная», но всё же вода...

Последний на сегодня кадр — храм,  освещённый солнцем, — и мы опять в автобусе... Теперь наша цель опять Гребенные горы — Две Сестры, но теперь уже в непосредственном контакте...

Небольшая остановка на автовокзале Белой Калитвы для закупки сигарет, воды и мороженого несколько расслабила народ, и когда мы прибыли на место, часть коллектива осталась наслаждаться видом с соседнего холма, далеко не отходя от автобуса...

 А мы... Честно признаюсь, силы были на исходе, жара продолжала угнетать, но мысль о том, что я был рядом и не побывал на одном из гребней Сестёр показалась мне кощунственной... Поверьте, того заряда, что получаешь там, на голубовато-серых известняковых плитах, хватает надолго! Без всякой мистики...

И вот мы на гребне, на самой высокой точке... На горизонте — Белая Калитва...  Захватывающе красивый вид довольно трудно передать на фотографии. На этом снимке я всё-таки выстроил из реки и склонов перекликающиеся диагонали, но подгуляли светлые камни в правом углу, напрочь не нужные на этом кадре... Если бы соседняя гряда была подсвечена солнцем, то снимок был бы намного лучше...

В другую сторону, к Сокольим горам,  мне пришёл в голову такой кадр...

Ну, а следующий кадр, хоть и несущий некоторое настроение, с точки зрения композиции вообще рассыпался на составные части...

 

... Пора было возвращаться к автобусу, белой точкой виднеющемуся на соседнем холме...

Возвращаться обратно я решил другой дорогой... По довольно крутому склону Сестры я спустился вниз, с трудом преодолел заросли шиповника и тёрна в небольшой промоине на дне и искупался в душистом разнотравье соседнего склона...

А на вершине соседнего склона была довольно приличная дорога, по которой я вскоре дошёл до автобуса...  Программа была выполнена почти на 100 процентов, не взирая на жару... Как я понял, коллеги остались довольны поездкой. Остался доволен и я — и поездкой, и коллективом...

Copyright © 2010 Борис Панасюк

Реклама:
Copyright 2012 Борис Панасюк