Три Брата и Шар Желаний
... Несколько дней перед поездкой я волновался и всё время «нырял» в разнообразные интернетовские  погодные прогнозы, но они на этот раз были удивительно похожи, и все, как один, обещали Солнечный день. Недоверие к метеослужбам, катастрофически возросшее за эту зиму от постоянного несоответствия того, что обещают синоптики и того, что на самом деле происходит за окном, всё-таки давало о себе знать и в конце концов вылилось в необъяснимый аппетит, напавший на меня накануне поездки.

А наступившее за этим утро было серым... Впрочем, я волновался зря — когда билет до Красного Сулина уже лежал в бумажнике, в стеклянных дверях пригородного вокзал вдруг появился жёлтый сполох и окрасил своим отражением всё , что попалось ему на пути. Серая толпа будущих пассажиров мгновенно стала цветной; лица людей повеселели и только тогда я заметил, что вокруг очень много симпатичных людей... Всего лишь солнечный свет,  а какая волшебная сила в нём!

Мы зашли в почти пустой вагон, расположились у окна и вскоре уже обсуждали детали предстоящего путешествия... А за окном медленно проплывал сонный утренний Ростов, ещё скованный застывшей грязью уходящей зимы, но уже кокетливо подмигивающий нам бликами от луж и окон...

Мимо медленно проплыли остатки холма Кобякова городища со своими уникальными трёхметровыми культурными слоями, постепенно сползающими в промзону, такую необходимую именно в этом месте; на остановке в Берданосовке мы вдоволь посмеялись над деталями наших походов сюда, в музеи Мухиной балки — Таможенную заставу и Музей военной техники под открытым небом со своим подземным командным пунктом и закопчёными штольнями в жёлтом ракушечниковом массиве... Далее последовал Большой Лог  со своими тоннелями, Александровка с жёлтыми обнажениями известняков-ракушечников, Пчеловодная, Мишкино...

После Новочеркасска за окном стало скучновато — мало, что можно было увидеть на этом равнинном участке из окна электрички... Но вот и Каменоломни — граница Донецкого кряжа. И сразу рельеф за окном стал веселее — появились пирамиды шахтинских терриконов, возвышающихся над небольшими домиками; разнообразные балочки, иногда с каменными оторочками склонов и шахты, шахты, шахты... И всё больше и больше стало встречаться снежных островов вдоль дороги, а к моменту, когда мы подъезжали к станции Горная, мы уже говорили о том, что здесь просто здорово было бы побегать сейчас на лыжах...

Но вот и Красный Сулин. Выйдя из электрички, мы перешли пути и... попали в положение коров на льду. Все дороги были покрыты бугристой блестящей коркой, на которой наша обувь, отлично приспособленная к лазанью по всяческим экстремальным местам, отчаянно скользила... Пришлось рисковать, поднимаясь в гору по проезжей части дороги, почтительно уступая законную территорию снующему туда-сюда автотранспорту... Хорошо, что первый пункт нашего похода был совсем недалеко от станции. Нам предстояло дойти  всего лишь до вершины длинной гряды, тянущейся параллельно железной дороге и там свернуть на восток. И вскоре мы уже осторожно скользили среди невысоких деревьев...

На вершине северной гряды

Под ногами, сквозь проплешины в ледяной корке, уже поднимала голову молодая травка. И мы бережно обходили такие участки...

Зелёная травка пробивающаяся сквозь ледяной панцирь

Вот и знаменитый красносулинский Каньон... Летом здесь потрясающе красиво — как и во многих затопленных карьерах Донецкого кряжа, вода здесь имеет изумительный изумрудный оттенок...Зимой же он приобретает несколько неопрятный вид — нет зелёной растительности, прикрывающей осыпи на его берегах и дурацкие автографы на жёлтых скалах... Нет зимой и волшебного водяного зеркала, притягивающего к себе не только красносулинцев, но и жителей относительно отдалённых мест — например, шахтинцев...

Красносулинский Каньон — старый карьер

Я много слышал об этом Каньоне от своих друзей, но привлёк он меня не своими красотами — моё сердце уже год, как принадлежит Длинному карьеру, находящемуся в нескольких километрах от «Эльдорадо» и «Мелехова»... Здесь находится один из интереснейших объектов, о котором мне много рассказал Димыч, с которым мы в прошлом году наездили несколько тысяч километров по нашей области... Это — Шар...

Местная диковина — шаровидное образование среди слоистых песчаников

... В слоистых жёлтых песчаниках стенок этого старого карьера находится странный объект округлой формы... Этакая «галька» размером более метра... Понятно, как такие объекты могут в принципе зарождаться  — что-то попало в эти пески, впоследствии став центром образования этого объекта... Вопрос в том — что именно, — без всяких аномальных-паранормальных подтекстов... Просто любопытно, потому что такого я не видел нигде в этих слоях, да и в литературе не встречал.

Я начал подбираться к Шару поближе, и вспомнил заключительную главу «Пикника на обочине» Стругацких.  Нет, никакой «мясорубки» я не боялся, —  я неожиданно для себя громко произнёс фразу Рэда Шухарта перед Золотым Шаром Желаний. Возможно, это выглядело немного смешно и по-детски, но... обстановка располагала...

... Шар состоял из такого же желтоватого песчаника, как и окружающие камни.  Сколы на его поверхности позволяли увидеть ещё десять сантиметров вглубь; но ничего нового там не виднелось... Зато было заметно, что кто-то уже аккуратно спилил его кусочек — или на сувенир, или на анализ...

Поверхность шара вблизи

 ... Я аккуратно передислоцировался на другую сторону от шара... Здесь нужно быть предельно аккуратным и осторожным — это для тех, кто захочет рассмотреть этот объект поближе. Сыпун и «живые камни» под ногами — вещь коварная, — если не даже не доведётся сверзиться с уступа, то ногу можно сломать запросто...

Специально привожу следующие кадры, демонстрирующие основные породы этого разреза и сам шар в их контексте.

Слои песчаников

Вид на странное сферическое образование с другой точки

Да, объект интересный и заслуживающий внимания... Хотя бы как необычный и редкий природный объект... Я просто боюсь, что в один прекрасный день на нём появится какая-нибудь дебильная надпись, типа тех, которыми изобилуют любые легкодоступные скалы в любой стране мира.

Мы спустились на дно Каньона... На лёд выходить было уже опасно — если про январский лёд есть поговорка «Трещу, да не пущу», то про весенний её можно перефразировать так: «Не трещу, а пущу!»  Я заметил один интересный факт — насверленные лунки. Неужели кто-то зарится на исконного обитателя таких водёмов — голавля? В таких местах они становяться почти ручными, их можно кормить, как уток — они сами подплывают к берегу при виде человека, — подобное мне демонстрировал на Длинном карьере Андрей aka Eyno...

На дне Каньона

.. Мы с трудом поднялись по ледяной дороге вверх и оказались в небольшом ущелье, в стенках которого топорщились тонкие глинистые сланцы, отчего отдельные участки казались мохнатыми... Но отвлекаться на необычную картину было сложно — из-за скользоты приходилось контролировать каждый шаг... Вот к этому мы оказались не готовы — что стоило захватить с собой пригоршню пластиковых изделий типа двусторонних канцелярских кнопок, так выручающих на чистом и гладком льду замёрзших водоёмов...

Выход из Каньона

... Эх, как здорово, когда светит солнышко и над головой — голубое небо! Даже довольно унылый пейзаж становится симпатичным и радостным...

Спускаться вниз по скользкой дорожке было трудно... Но тут нам попалась какая-то старая  железнодорожная ветка и мы, нарушая правила безопасности, решили воспользоваться этим единственным необледенелым путём...

Мы быстро пошли по гравию и вскоре оказались на дороге, которая должна была нас вывести к мостику через Большую Гнилушу, впадающую невдалеке в Кундрючью. Кстати, от этого места и ведёт своё начало с 1797 года этот город, выросший из хутора, названного по фамилии казачьего полковника Андрея Сулина, которому принадлежали эти земли.

Большая Гнилуша оказалась весьма бурной по этому времени года живописной речкой, текущей среди небольших домов и огородов.

Пройдя по автомобильному мосту, мы свернули на юг, и пошли по небольшой улочке, сплошь покрытой льдом. Было уже ясно, что всю программу по такой ледовой обстановке нам не суждено выполнить...

Если в Гугле Земля отследить рельеф, на котором располагается Красный Сулин, то становится заметным, что с юга почти весь город прикрыт длинной грядой, являющейся водоразделом между Большой Гнилушей и Кундрючьей. По спутниковому снимку хорошо заметны складки рельефа, но с ними нам предстояло ещё познакомиться...

Идти по улице вверх было совсем тяжело; мы поднимались медленно, чуть ли не цепляясь за заборы и вызывая этим истерию у местных собак. В конце концов мы добрались до небольшого кладбища на склоне, прошли его насквозь — здесь, увы, натоптанных и обледеневших дорожек почти не было, —  и оказались на вершине гряды. По ранее проложенному маршруту нам надо было идти по грунтовке до конца лесополос, а потом лишь сворачивать на юг, но с дороги ничего не было видно — проходящая параллельно дороге небольшая складка перекрывала обзор. Поэтому было решено срезать угол.

И как только мы вышли на гребень этой складки, как нам открылся красивый вид на окрестности Красного Сулина. Вообще, в пейзажах этой поездки ключевым элементом были снежные языки, удивительно гармонично подчёркивающие рельеф...

Другим ключевым элементом пейзажа в данном месте была жёлтая газовая труба, немного странно вписанная в рельеф местности.

На вершине следующей складки была скальная гривка, стостоящая из плит песчаника. Таких гривок особенно много в районе Провальских степей на границе с Украиной западнее Лихой.

Идя вдоль гривки мы, наконец, вышли к своему следующему объекту — скалам Три брата.

... Три складки, перерезанные неширокой речкой, скалистая гряда на юге, волнистые склоны на севере, уже зеленеющие пологие участки берега и прибрежные заросли придавали дивную красоту этому месту... Мы спустились вниз...

Фотография не в силах передать всей массы нюансов среды — она лишь двумерная проекция, причём лишённая движения... А теперь попытайтесь представить, что речка течёт, по синему небу плывут облака; слышно журчание перекатов и шумы прибрежного леса...

Из соседнего оврага весело бежал ручеёк, о чём-то журча и поблёскивая искорками...

Сам овражек был неестественно красив... Я думаю, если бы здесь вдруг оказался художник и красками изобразил всю эту красоту, то большинство ценителей живописи потом тихонько ухмылялись бы, мол, силён имярек приукрасить действительность, ох, и фантазёр — разве так в природе бывает!

Эх, не хотелось отсюда уходить, да вот незадача — электричка ждать не будет... Мы пошли вдоль Кундрючки, постоянно оглядываясь — пейзаж всё время менялся и в конце концов я не утерпел и сделал ещё кадр в тот момент, когда из-за Трёх братьев начали появляться пушистые длинные облака...

... Но только мы немного поднялись на склон, как снова пришлось доставать камеру... Удивительно гармонично всё складывалось — и снежные языки, и вторящие им облака, и хилые деревца на вершине гряды...

А вот и Три брата во всей своей зимней красе... Ну что ж, и летом здесь побываем!

... Не буду рассказывать об обратной дороге — та же скользота, хватания за заборы, собачий лай, черепашьи скорости... На Скелеватскую скалу мы уже точно не успевали и поэтому медленно поковыляли обратно к вокзалу...

Ещё немного времени — и мы уже сидим в электричке и боремся со сном... До Ростова три часа с хвостиком; сквозь окна нас греют тёплые лучи заходящего солнца, а перед глазами, как наяву, стоят три горы со снежными склонами под синим небом с белыми облаками и желтые полосатые скалы с неизвестно как в них очутившимся большим круглым шаром...

Copyright © 2010 Борис Панасюк

Реклама:
Copyright 2012 Борис Панасюк